Пасторы общины Святой Екатерины

1728-40 Трефурт, Отто Лудольф

1740-59 Гирберти, Йоханнес

1759-64 Майнтель, Конрад Штефан

1764-99 Грот, Йоахим Кристиан

1800-19 Буссе, Йохан Хайнрих

1819-55 Яан, Август Вильгельм Фридрих

1855-75 Бекман, Карл Леберехт

1857-63 Юргенсен, Константин Фердинанд, адъюнкт

1872-74 Ринне, Густав Феликс

1875-1891 Вальтер, Рейнхольд Вильгельм

1875-1900 Хазенъегер, Роберт Фридрих

1900-09 Хессе, Макс Густав Карлос

1901-20 Рейнталь, Артур (1890-1897 – пастор-адъюнкт)

1909-18 фон Вирен, Оскар Георг Рудольф

1914-29 Фришфельд, Арнольд Германн Фридрих

1931-1935 Вагнер, Вольдемар

1930-35 Октав, Симон

1935 Приб, Альфред

1990-2007 Герлах, Александр

1996 – настоящее время - настоятель, пастор д-р теол. Антон Тихомиров

 

Отто Лудольф Трефурт

Отто Лудольф Трефурт.

22 декабря 1700 года родился в местечке близ Вальсроде, курфюршество Ганновер, в семье пастора Иоанна Фридриха Трефурта (ранее фамилия писалась, как Drevorde). Умер 11 января 1766 года в Петербурге. Окончил гимназию Мартина в Брауншвейге. Обучался в Целле, Хильдесхайме. Изучал теологию и защитил диссертацию в Иене. Работал домашним учителем в Вальсроде, Вене, Киле, Петербурге – в семьях Олсуфиева и фон Кампенхаузена. При нем община Св. Екатерины еще называлась Преображенской, по имени острова, и богослужения проходили в маленьком деревянном доме на углу второй линии и Большого проспекта. С 1740 года – пастор Петрикирхе. В 1752-66 г.г. пастор и старейшина городского духовного сообщества. Из опубликованных проповедей известно три: по случаю коронации императрицы Анны Иоанновны в 1731 году, на освящение церкви Св. Елизаветы в Кронштадте, проповедь на погребение пасторов Нациуса и Хоугберга. Учредитель Катариненшуле. С тех пор все пасторы общины также занимали должности директоров или преподавателей школы.

 

Йоханнес Гирберти.

13 сентября 1697 года родился в Эльрихе, в Гарце. В 1728 году женился на Хелене Мушель, а после ее смерти в 1756 году – на вдове маклера Андреаса Бланкенхагена, Еве Маргарите Туффуин. Изучал теологию в Халле. В 1728 году был домашним проповедников генерал-лейтенанта фон Кампенхаузена. В 1728-40 г.г. – пастором в Кронштадте. Скончался в Петербурге 1 февраля 1759 года.

 

Конрад Штефан Майнтель.

Родился в Швабахе 11 августа 1728 года в семье пастора. Не женат. Изучал теологию в Альтдорфе и Иене. В 1751 году защитил магистерскую диссертацию в Альтдорфе. С 1754 года доцент восточных языком в университете Эрлангена. С 1758 года пастор в Визенбахе. С 1762 года – доктор теологии в университете Кенигсберга. Умер в Петербурге 2 августа 1764.

 

Йоахим Кристиан Грот.

Родился в Плоне, Голштиния, 26 июня 1733 года. Сын герцогского поверенного и полицеймейстера Кристиана Грота и дочери придворного проповедника Иоакима Шмиттена Елизаветы Екатерины Доротеи. В 1766 году женился на Кристине Сюзанне Энгельхардт, дочери доктора медицины Николауса Энгельхардта. После ее смерти в 1783 году вновь женился в 1785 году на Анне-Марии Хавеманн. Изучал теологию в Иене. 31 декабря 1754 года защитил кандидатскую диссертацию в Киле. Работал домашним учителем и состоял в местном «Обществе изящных наук». В 1758-60 г.г. был секретарем генерал-губернатора барона фон Корфа в Кенигсберге во время Семилетней войны. Там же познакомился с профессорами университета, подружился с известным юристом и писателем Гиппелем и приват-доцентом Иммануилом Кантом, и смог совершенствовать и развивать свои и без того обширные познания. Также он познакомился с будущим фаворитом императрицы Григорием Орловым. В 1760-62 г.г. – домашний проповедник семьи фон Корф и ассистент в Ораниенбауме в голштинском полку. В 1763-64 г.г. служил в Нарве, там ординирован. Пользовался неизменной благосклонностью императрицы Екатерины II. В Петербурге он особенно сдружился с академиком Эйлером, профессором истории Шлецером и библиографом Бакмейстером. Свою первую проповедь в нашей общине он произнес 12 декабря 1764 года. Ему был 31 год. И прослужил после этого 35 лет, до самой смерти. В ранние годы своего служения пастор Грот собирал на свои проповеди слушателей со всего города, и не только лютеран. В проповедях он живо иллюстрировал и обсуждал насущные общественные и государственные вопросы. В частности, против революционных событий во Франции и народовластия. Также он размышлял о пасторском призвании. Он много писал, и ряд его трудов вошел в каталоги, словари и научные комментарии. С 1797 года – пропст и старейшина городских протестантских общин. До создания Консистории в Петербурге существовал неформальный орган, основанный пасторами Трефуртом, Гирберти, Нациусом, Рихтером и Леванусом, чтобы обсуждать различные практические вопросы деятельности общин Св. Екатерины, Св. Анны и Св. Петра, а также финской и шведской общин. Например, разводные дела, конфликты в среде лютеран, вопросы содержания проповедей и сборников хоралов и т.п. В этом кругу пасторов избирался старейшина, или сениор.

При нем была построена каменная церковь Святой Екатерины. Строительство закончилось в 1771 году. В 1775 году основал при церкви Св. Екатерины общество вспоможения в случае смерти. Ввел практику страхования жизни. Общество просуществовало до 1808 года. Поддержал своими проповедями кампании по прививке оспы 1769, 1770 и 1771 годов: «Kanzelvorträge über die Blattereinimpfung, veranlasst durch das jährliche Dankfest wegen ihres glücklichen Erfolgs an Ihro Kaiserliche Majestät Katharina der Zweiten und an Sr. Kaiserlichen Hoheit Paul Petrowitsch, nebst einem Beytrage zur Geschichte der Blattereinimpfung in Russland, und einem Anbange über die Tödtlichkeit der Pocken in Petersburg, zur Untersuchung der Frage über ihre Unschädlichkeit in Russland». Писал брошюры об устройстве Катариненшуле. По совету Шлецера внедрил табличные формуляры церковных книг, которыми церковь пользуется до сих пор. Он всегда посещал прихожан, особенно беспокоился о больных, немощных и малоимущих.

Его усилиями и стараниями в сборе средств было построено каменное здание церкви. При закладке медной таблички в фундамент пастор произнес речь: «Мы переживаемъ сегодня, говорилъ пасторъ въ своей рѣчи, достопамятный день, когда кладется основной камень этого зданія, подъ покровительствомъ Монархини, которая въ своемъ величіи гнушается всякаго насилія надъ совѣстью, и при различіи въ вѣроисповѣданіи, не дѣлаетъ различія въ благодѣяніяхъ, которыми осыпаеть своихъ подданныхъ; этотъ день для насъ тѣмъ болѣе знаменателенъ, что мы отъ Нея Самой получили разрѣшеніе дать этому храму имя Екатерины, долженствующее вызывать благоговѣніе въ самомъ отдаленномъ потомствѣ».// Nachricht von einer neuen Einrichtung der Katharinenschule in der 2-ten Linie auf Wassiley-Ostrov (St.-Petersburg. Journal, Sept. 1779.), St.-Petersb. 1780 (вышла во 2-мъ изд. на русск. языкѣ). — Rede, die bei der am 3-ten Junius 1786 vorgenommenen Prüfung der Katharineuschule und bei der Niederlegung des Amtes ihrer Lehrer gehalten wurde, Reval. 26 января 1771 года состоялось торжественное освящение нового храма. По случаю этого события пастор Грот написал прекрасную проповедь, исторический очерк и кантату, которую положил на музыку композитор Палшов. Пастор с юности совершенствовался в написании церковной лирики и драматургии.

Его имя внесено в старейшие списки российских писателей. Составил записки о религиозной свободе для иностранцев в Российской империи - Bemerkungen über die Religionsfreiheit der Ausländer im Russischen Reich; // Санкт-Петербург — Лейпциг, 1798. Там же содержится его автобиография. Известный проповедник (несколько томов проповедей, пасторских бесед - «Petersburgische Kanzelvorträge», и сборник песнопений (новое издание 1773 года, куда вошли 57 песнопений самого пастора Грота, вышло в соавторстве с пасторами Вольфом и Рейнботом) В 1793 году Грот из дал собственный сборник песнопений, переделав 25 из прежниз 57 хоралов, и добавив к ним еще 125, также собственного сочинения. // Petersburgische Sammlung Gottesdienstlicher Lieder für die öffentliche und häusliche Andacht evangelischer Gemeinen, St. Petersburg, 1703. И Beitrag zur Beförderung der Gottesverehrung und guter Gesinnungen in Religionsliedern, von Ioachim Christian Grot, Leipzig und Königsberg, 1793.

Наследуя традицию пастора Бюшинга, пастор Грот стал автором книги по истории протестантизма в России – его первый опыт посвящен нашей (его) общине - «Beytrag zur Geschichte der Evangelisch-Lutherischen Kirchen in Russland, nebst einigen Erbauungsreden, welche die Aufrichtung der Katharinen-Kirche veranlasset hat», Mitau u. Hasenpoth, 1772. Скончался в Петербурге 22 декабря 1799 года. Родоначальник семьи, давшей России ряд известных государственных деятелей и ученых.

На табличке в изголовье его гроба было написано: Dem Redlichen, der nur nach ernster Prüfung lehrte, Selbst was er lehrte, strenge that, Doch Andern Nachsicht gern und Duldung gern gewährte; Heil Ihm! — die Ernte folgt der Saat!

На его мраморном памятнике прихожане и конвент оставили такую эпитафию:

Es ruhet hier, der fest auf Gottes Felsen stand,
Ernst, was er lehrte, that, mit Eifer Schonung band;
Die Ihr das Gute ehrt, о weinet Seinem Namen;
Nein! ehrt ihn würdiger: bestrebt euch — nachzuahmen!

 

Йохан Хайнрих Буссе

Йохан Хайнрих Буссе.

В России его называли Иван Фомич. Родился в Гарделегене 14 сентября 1763 года в семье суперинтендента Томаса Криста Буссе. С 1782 года изучал теологию в университете Халле. В 1786 году женился на Катарине фон Гилла. В 1785-88 г.г. – конректор академической гимназии в Петербурге, в 1788-1800 г.г. – библиотекарь Академии, в 1789-1800 г.г. – редактор газеты St. Peterbergische Zeitung, 29 января 1795 года стал адъюнктом истории Академии Наук. Член консисториального совета. Суперинтендент, старейший член Юстиц-коллегии. В 1816 году защитил докторскую диссертацию в Халле. В 1818 году под его редакцией издан новый церковный Сборник песнопений. С 1797 года сотрудник факультета истории в университете Геттингена. Перевел на немецкий язык путевые заметки вице-адмирала Г.А. Сарычева, «Восьмилетнее путешествие по северо-восточной Сибири». Опубликовал биографию и характеристику своего друга и предшественника пастор Грота в «К. G. Sonntag’s Aufsätze und Nachrichten für protestantische Prediger im Russischen Reiche», I Bandes 1 Hälfte, Riga, 1811, s. 67— 101. В конце жизни переехал к дочери в Грабов, недалеко от Штеттина, где умер 20 июля 1835 года.

 

Август Вильгельм Фридрих Яан.

Родился в Арнштадте, Тюрингия. 3 декабря 1775 года в семье камердинера вдовствующей принцессы Тюрингской. Изучал теологию в Эрфурте и Иене. 5 октября 1819 года ординирован в Петербурге. Скончался в Петербурге 9 февраля 1855 года.

 

Карл Леберехт Бекман

Карл Леберехт Бекман.

Брат пастора Фридриха Юлиуса Бэкманна, родился в Вальтерсхофе, округ Тальзен, в Курляндии, 16 декабря 1809 года. В 1827-31 г.г. изучал теологию в Дерпте, ординирован в Митаве 30 июля 1833 года, после чего в течение пяти лет служил пастором в Минске, потом – в Кремоне и Зализбурге, в Лифляндии. Преподавал Закон Божий в гимназии Карла Мая. Скончался в Петербурге 17 ноября 1879 года.

Сыновья пастора: Вольдемар Карл Фердинанд Бекман с 1866 года являлся преподавателем арифметики и немецкого языка в Петришуле в С.-Петербурге, а также с 1866 по 1881 годы преподавал математику в Катариненшуле. С 1881 года также являлся помощником инспектора Петришуле. Умер 20 февраля 1904 года, похоронен на Смоленском лютеранском кладбище; Иван Карлович Бекман, юрист и адвокат, служил контролёром Генеральной Консистории. По данным за 1912 год был заместителем председателя совета нашей общины. Дослужился до коллежского асессора.

 

Рейнхольд Вильгельм Вальтер

Рейнхольд Вильгельм Вальтер.

Родился в Лифляндии, в Роденписе, 3 мая 1840 года, скончался в Геттингене 9 июня 1909 года. Вырос в семье пастора, где пасторами были все - дед, дяди, двоюродные братья и племянники, изучал теологию в Дерпте, ординирован в Риге, был учителем в миссионерской школе, душепопечителеь для беженцев и раненных.

26 ноября 1870 года защитил докторскую диссертацию в Эрлангене. Был городским викарием в Аугсбурге, инспектором и духовником Дома диаконисс в Риге. С 1875 по 1891 год - пастор нашей общины. После чего - в течение 10 лет - член Генеральной Консистории и Высшего Консисториального Совета. В 1901 году вышел в отставку по состоянию здоровья, переехал в Дерпте, позднее - в Геттинген. Написал мемуары: "Was ist der Mensch, daß du seiner gedenkest. Ein Pastorenleben in St. Petersburg", изданные в Лейпциге в 1904 году.

 

Роберт Фридрих Хазенъегер.

Родился 4 января 1834 года в имении Кокенхоф округа Вольмар в Лифляндии. Посещал гимназию в Риге и в 1855-59 г.г. изучал теологию в Дерпте. В 1860-66 г.г. инспектор и учитель религии и языков в частной гимназии Видеманна в Петербурге. 28 марта 1866 года ординирован в качестве Reiseprediger для латышских общин в Новгородской губернии. В 1866-69 г.г. директор гимназии Видеманна и пропст-адьюнкт латышских переселенцев Новгородской губернии. В 1872-75 г.г. – пастор немецко-латышской общины Церкви Иисуса. В 1875-1900 г.г. со-директор кассы взаимопомощи евангелическо-лютеранских общин. В 1888-1904 г.г. управляющий Комитета евангелических полевых лазаретов. Умер в Петербурге 24 февраля 1904 года.

Известен его труд - Р. Хазенъегер (R. Hazenjēġers) «ЛАТЫШСКИЕ КОЛОНИИ В НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ (Latviešu kolonijas Novgorodas guberņā)». Отрывок статьи из латвийского журнала «Ежемесячник Министерства Образования» (Izglītības Ministrijas Mēnešraksts), № 11 за 01.11.1925 г.; в переводе на русский язык Марины Шилиной.
(учитель Дзинтаркалнс (Dzintarkalns) нашёл в архиве Дундагской¹ церкви (Dundagas baznīсas) в Талси² рукопись пастора Р. Хазенъегера, проливающую новый свет на жизнь латышских колонистов в Новгородской губернии).
Praefatio: Рукопись Хазенъегера датирована 1866 годом. Пастора пригласил в свое имение сам Валдемарс, с просьбой похоронить его мать, не вынесшую переезда и сурового климата на новом месте. Хазенъегер приехал в Новгород 5 декабря 1865 года, провел погребение на новом латышском кладбище, где уже были похоронены 17 человек, не перенёсших трудностей переселения (большей частью это были дети, умершие от оспы). Пастор был тронут физическими и душевными страданиями переселенцев и выхлопотал разрешение посетить и другие местные колонии, чтобы утешать крестьян, а также решил записать то, что увидел. Первый раз Хазенъегер отправился в путь 31 марта 1866 года. Хотел, но не смог попасть в Деревá, так как для этого пришлось бы переправляться на льдине через реку. Попал туда позже. В этой же рукописи также содержатся описания колоний Корповка (Korpovka, Korpomuiža), Коломовкa (Kolomovka), Небылица (Nebiļica) и Любань (Ļubaņa).

 

Макс Густав Карлос Хессе

Макс Густав Карлос Хессе.

Родился в семье пастора Роберта Хессе в Пскове 15 июля 1865 года. Внук пастора Конрада Эдуарда Хессе и баронессы августы Унгерн-Штернберг. Учился в Анненшуле. Изучал теологию в Дерпте в 1885-91 г.г. В 1891 году ординирован в Санкт-Петербурге. В 1891-1900 г.г. адъюнкт церкви Святой Анны и проповедник церкви Святой Марии в Смольном вдовьем приюте. В 1893-1900 г.г. учитель религии в Смольном институте. В 1906 году женился на дочери пастора Хазенъегера Дженни Элизабет Эмили. Умер в Петербурге 7 мая 1909 года.

 

Артур Эрнст Рейнталь.

Родился в Керьяле, округе Верро, в Лифляндии 15 января 1863 года. Закончил гимназию и теологический факультет в Дерпте. 10 мая 1890 года ординирован в Петербурге. В 1890-х годах был лютеранским законоучителем в гимназии Карла Мая. С 1890 по 1897 гг. занимал должность пастора-адъюнкта в нашей общине. В 1891 году женился на Вильгельмине Рингс. Умер в Петербурге 25 июля 1921 года.

 

Оскар Георг Рудольф фон Вирен.

Родился в Архангельске 13 февраля 1866 года в семье учителя. Учился в гимназии в Омске, Александровской гимназии Ревеля, в 1886-1892 г.г. изучал теологию в Дерпте. 21 ноября 1893 года ординирован в Ревеле и введен в должность пастора-адъюнкта церкви Святого Николая (Нигулисте). В 1894 году женился на дочери оптика Саломона в Дерпте. В 1894-1900 г.г. пастор в Мариенфельде, Тифлисский округ. 1900-1906 г.г. – в Катариненфельде. 1906-1909 г.г. – в Хеленендорфе округа Елизаветполь. В 1905-09 г.г. – старший пастор колоний Кавказа. В 1918 году – директор гимназии Феллина. После 1918 года работал учителем, с 1930 года жил в Дерпте, в 1939 году переехал в Берлин-Шпандау. Умер в Берлине 28 октября 1950 года.

 

Арнольд Германн Фридрих Фришфельд

Арнольд Германн Фридрих Фришфельд.

Родился в Петербурге 25 октября 1874 года. Отец – Фридрих Фришфельд, телеграфист. Мать – Агнес Нойманн (Neumann).
В 1882-92 г.г. учился в Петришуле. Завершил обучение с отличием. В 1892-94 г.г. работал домашним учителем в Эстонии. В 1894-99 г.г. изучал теологию в Дерпте. Как кандидат служил в Вайзенштайне, ныне Пайде, в Эстонии, и недалеко от Евпатории в колонии Нойзатц, в Крыму.
28 апреля 1902 года ординирован в Петербурге. Служил адьюнктом в Нойзатце и пастором в Джелале, в Крыму. В это время пастор Фришфельд переводит на русский язык популярную тогда детскую книгу Пауля фон Висковатого на немецком языке – «Бабулечка Татьяна» («Grossmütterchen Tatjana»), издательство Эсслингена и Мюнхена, J.F. Schreiber Verlag, с рисунками художника ван Нифтрика.
В 1914 году стал пастором церкви Святого Михаила в Санкт-Петербурге. После антинемецких выступлений и погромов, а также высылки или отъезда части духовенства и прихожан-немцев из города пастор Фришфельд принял активное участие в деятельности вспомогательной кассы евангелическо-лютеранских приходов России для оказания помощи общинам и их служителям, и возглавил ее работу.
С 1922 года - пастор общины Святой Екатерины.
С 1922 года – в связи с недостатком служителей в городе становится одним из четырех пасторов вновь созданной русской общины для лиц евангелическо-лютеранского и реформатского вероисповедания, которая собиралась в голландской церкви. Там он вел также библейские часы.
В 1923-1926 г.г. служил также в латышской общине Христа-Спасителя, и каждую неделю вел там библейский час.
В 1924–1930 преподавал экзегетику (толкование книг) Нового Завета на библейских курсах епископа Мальмгрена в Ленинграде. По воспоминаниям пастора общины Соликамска Иоганнеса Леля (1910-2001), родившегося в д. Норка в семье кюстера, выпускника библейских курсов епископа Мальмгрена в 1932 году, пастор Фришфельд был широко образован. Его лекции слушали очень внимательно. Память у него была исключительная. Никаких конспектов. Только маленький листок бумаги с пометками. Когда ему приходилось преподавать древнееврейский или древнегреческий языки, он тексты читал также бегло, как и немецкий.
Арестован 18 декабря 1929 по делу пастора Г.Г. Ганзена, по обвинению в антисоветской деятельности и участии в подпольной организации, вскоре освобожден под подписку о невыезде. Вновь арестован 21 сентября 1930 по сфабрикованному «Делу академиков», по которому проходило 104 человека, в том числе прихожане общины св. Екатерины из числа преподавательского состава и студентов Санкт-Петербургского Государственного университета, подписка аннулирована. В 1930 году арестован и депортирован. Приговорен 10 февраля 1931 Коллегией ОГПУв Ленинградском военном округе (печально известной «Тройкой») к 10 годам исправительно-трудовых лагерей – «определено содержание в концлагере», имущество конфисковано. Был снова арестован, уже будучи больным – еще находясь в камере предварительного заключения на ул. Шпалерной, у пастора в результате нервного срыва начало развиваться психическое заболевание. Несмотря на тяжелое состояние, в 1932 году интернирован в Архангельск. Считаясь административно высланным, был вновь этапирован – на этот раз – в лагерь на Соловецких островах в Белом море. Пропал без вести, предположительно умер в 1930-е годы в Соловецком лагере, либо по новому приговору от 3 ноября 1937 года пастор Фришфельдт был расстрелян.
Репрессированного пастора реабилитировали 16 февраля 1957 года.
Его супруга, Елизавета Александровна Фришфельд (Елизавета Анна Мария Лукас), ненадолго пережила мужа. Она осталась жить в пасторской квартире на Васильевском острове, на 17 линии д. 70, и скончалась на исходе тяжелой блокадной зимы 1942 года. Как члену семьи врага народа, карточки ей не полагались. Похоронена на Пискаревском кладбище. Судьба дочерей, Ютты, Норы и Герды, неизвестна.

К празднованию 250-летнего юбилея освящения своего церковного здания община св. Екатерины на Васильевском острове объявила конкурс фантастического рассказа «Stylus fantasticus», и двое участников конкурса выбрали для своего творчества удивительную и трагическую историю пастора Фришфельда.

Из рассказа Елены Щетининой (изучала теологию в ОмГУ):

«Он никогда не играл на органе. Но видел, как это делают. Видел, как порхают пальцы органиста над клавишами, как содрогаются трубы, как выходит из них — словно легкий дымок — и растекается по воздуху, по эфиру, по пространству, как солнечные лучи, пронизывающие пыль — звук. Он перебирал пальцами во сне, во время работы, даже во время еды, когда хлебал холодную баланду из погнутой миски.
— Пастор Фришфельд, что вы делаете? — тихий шепот в стылом полумраке.
— Арнольд Фридрихович, — бормочет он потрескавшимися, обветренными губами. — Арнольд Фридрихович. Здесь нет пасторов.
Он перебирает пальцами, как когда-то — как его имя, Господи, как было его имя? — делал это органист прихода церкви Святой Екатерины — и где этот органист теперь, сгинул, как и многие, на Левашовской пустоши — и вдруг понимает: ветер. Ветер больше не воет, не бушует, не ревет. Ветер теперь прислушивается к нему. И ветер повторяет ту музыку, что он играет. И подхватывает ее, и начинает выводить свою мелодию — неслыханную ранее ни одним человеком, но в то же время такую знакомую — до боли в сердце. Музыку, в которой есть вся музыка мира.
— Я Фришфельд Арнольд, — неожиданно четко произносят до той поры непослушные губы. — Немец. Ординирован двадцать восьмого апреля девятьсот второго года. Пастор общины Святой Екатерины. …
И голоса — десятки, сотни, тысячи — вплетаются в этот величественный хор:
— Немец. Пастор. Немец. Пастор. Латыш. Проповедник. Немец. Пастор. Финн. Викарий. Финн. Законоучитель. Латыш. Пастор. Финн. Адъюнкт обер - пастора….
И другие голоса — глухие и звонкие, гортанные и хриплые — присоединяются к хору:
— Русский. Священник. Казах. Мулла. Еврей. Раввин…
И нет в том хоре разницы между русским, немцем или армянином, между мусульманином, лютеранином или караимом. Здесь все едины — как огромный растерзанный младенец, который наконец-то смог найти упокоение своей измученной душе в колыбели вечной, единой и неделимой музыки.
И они повторяют, повторяют, повторяют свои имена — превращая их в песнь. В вечный Choralis Solovecenses insulae.
И звуки — неслышимые, неосязаемые, звуки вне человеческого слуха и выше человеческого сознания — летели над голубикой и черникой, морошкой, незабудками, пастушьей сумкой, болотными лютиками, багульником, папоротником... И растворялись, и впитывались, и просачивались, и срастались, и становились частью, смыслом, солью…»

Из рассказа Дмитрия Чурсина:

« — Ну вот и все… Кажись, отошел… — хриплым простуженным басом прошептал Михалыч, когда изо рта лежащего на нарах человека вылетело еле заметное в холодном воздухе легкое облачко и голова безжизненно упала набок. Он стянул с грязных косматых волос остатки лохмотьев, некогда бывших шапкой ушанкой, и пропустил к телу только что прибежавшего из соседнего барака батюшку.
— Не успел… — щуря предательски увлажнившиеся глаза, отец Петр прикусил губу и медленно закрыл невидящие глаза усопшего — Со святыми упокой, Христе Боже наш, душу раба Твоего Арнольда… Хоть и не наш по вере, а всё за Христа Богу душу отдал. Помолимся за новопреставленного, братья…
Большинство мужиков неуклюже встали рядом со старым священником, ничем внешне не выделявшимся среди других заключенных, остальные угрюмо разошлись к своим нарам…
Внезапно все поплыло и на миг затянулось сероватым перламутровым туманом, который быстро угасал и темнел, превращаясь во всеобъемлющее бескрайнее нечто. Тишина и какое-то торжественное спокойствие охватили пастора. Он словно присутствовал при сотворении мира, когда нет еще ни пространства, ни времени.
Тут впереди показалась еле видимая точка света, медленно разрастающаяся в огромный белый шар, который мгновенно ослепил бы любого человека, попытавшегося взглянуть на него. Но для взора светлой, не имеющей плоти души, которая всю свою земную жизнь стремилась к Создателю, свет был мягким, теплым, благим и любящим… Да-да, благим и любящим. Невероятно, но именно такими душевными характеристиками хотелось описать эту притягивающую к себе уютную белизну.
Тем временем Арнольд услышал, что рост шара сопровождают все нарастающие чарующие звуки непередаваемой красоты. В первое мгновение ему показалось, что он слышит отдаленные переливы органа их церкви, извлекаемые на свет невиданным Мастером. Однако сейчас музыка была несравненно глубже и чище. Она отличалась от самого прекрасного, что можно услышать на земле, как сверкающая нержавеющая сталь отличается от вагонетки с железной рудой, как совершенство Божьего творения отличается от неумелого карандашного рисунка малого ребенка.
Свет объял его самого и расширился на всю вселенную, на его фоне вокруг заблестели звезды. Это был как белый космос, чем-то напоминающий негативную фотографическую пластину после съемки ночного неба в ясную безлунную ночь. Только звезды на этом светлом небе были не черными, а… Арнольд не мог сказать, какими были эти звезды — в земных языках не существовало названий для этих цветов.
Пастор понял, что музыка исходит от звезд. Каждое светило рождает свою мелодию, и все вместе они — это невообразимый оркестр из миллиардов виртуозных музыкантов, без малейшей фальшивой ноты исполняющий единую цельную и нераздельную Симфонию, прославляющую Творца.
И тут Арнольд заметил, что и сам он тоже играет свою партию в этом оркестре. Словно малый ручеек, впадающий в большую реку, его собственная мелодия вливалась в пронизывающую всё и вся музыку сфер. Какая же это радость, всем своим существом чувствовать Любовь Создателя и прославлять Его в вечном славословящем гимне.
Здесь они вне времени, но на земле дни и ночи по-прежнему сменяют друг друга. И настанет час, о котором ведает лишь Творец, когда история человечества завершится. И тогда мир земной преобразится и воссоединится с миром горним. Все души вновь обретут обновленную плоть, подобную плоти Спасителя по воскресении из мертвых. Но славословие Господа, музыка сфер будет звучать и в этой преображенной вселенной, где, Бог даст, всем истинно верующим во Христа найдется место. Ибо, как сказал Христос, «в доме Отца Моего обителей много».

 

Вольдемар Готлиб Вагнер

Вольдемар Готлиб (Вольдемар Богданович) Вагнер.

Последний пастор общины св. Екатерины перед закрытием церкви в 1935 году. 1 августа 1935 года церковь закрыли, картины и алтарное убранство передали в Эрмитаж и Русский музей, орган – в Мариинский театр, где он частично находится до настоящего времени. Остальное разграбили.
Родился 12 марта 1898 года в г. Владикавказ в семье земского учителя. Жил селе Рейнгардт (Осиновка) Тонкошуровской волости, Новоузненского уезда, Самарской губернии (в настоящее время Энгельсского района Саратовской области). Окончил четырехклассное центральное училище в Марксштадте.
1914-1926 г.г. – кюстер в рейнгардтской церкви.
1917 г. – рядовой в царской армии.
В 1926 году по предложению пастора Зейдлица приехал поступать на библейские курсы для проповедников епископа Мальмгрена в Ленинграде. А в 1929 году закончил их. В 1934 году там же преподавал.
В 1929 году уехал в село Неб Марксштадского кантона, где служил адьюнктом пропста Гепнера. В августе 1929 года получил должность пастора в селе Диттель, где прослужил до 1931 года.
В 1931 году, по рекомендации епископа Теофила Майера откликнулся на вакансию одной из старейших общин в Северной столице – в церкви св. Екатерины.
Курсы были организованы на Кирочной улице. Из воспоминаний Эдит Мютель и архиепископа Георга Кречмара:
С 8 марта 1992 года до 9 сентября 1997 года немецкий евангелическо-лютеранский приход св. Анны и св. Петра совершал еженедельные воскресные богослужения в храме св. Анны. Когда в сентябре 1997 года был восстановлен церковный зал церкви свв. Ап. Петра и Павла на Невском проспекте, приходские богослужения в церкви св. Анны были прекращены. В силу того факта, что на протяжении 5 лет, в течении которых свыше тысячи петербургских лютеран были крещены и конфирмированы в церкви св. Анны, а в 1994 году здесь состоялся I Генеральный Синод ЕЛЦ, здание церкви св. Анны было вновь в полной мере интегрировано в жизнь Церкви.
На Генеральном Синоде ЕЛЦ (ныне ЕЛЦ России, правопреемница Евангелическо-Лютеранской Церкви Российской империи) в 2005 году, в присутствии пастора Бруно Торосянца из Выборга, которому на тот момент исполнилось 94 года, (он был последним из живых выпускником теологического семинара Мальмгрена, выпуск 1933 года, ординирован в Москве епископом Теофилом Майером), студентами из института строительства Хольцминде (Германия) и их профессором Йенсом Киклером был представлен проект по восстановлению церкви св. Анны.
«Среди множества приветствий особенно трогательной была телеграмма 88-летнего Евгения Бахмана, который был пастором церкви св. Анны с 1930 по 1934 год и по инициативе которого в 1955 году в Казахстане, тогдашнем Акмолинске, было подано первое после войны заявление на регистрацию немецкой евангелическо-лютеранской церкви. А в Белое воскресенье (первое воскресенье после Пасхи, праздник Божьего милосердия, лат. Dominica in albis), 26 апреля 1992 года, в церкви св. Анны епископ Харальд Калниньш ввел пастора Франка Лотихиуса в должность пропста города и области Санкт-Петербурга… 8 марта 1992 года пастор Франк Лотихиус смог провести первое богослужение в церкви св. Анны, на которое пришло около 500 человек».
«Слово об общине, которая на богослужения собиралась в кинотеатре «Спартак». … На богослужениях все места были заняты. … Так как помещение бывшей церкви Св. Анны прихожанам принадлежало только на несколько часов богослужения, они имели возможность беседовать друг с другом у входа в церковь на улице». В 1925 году отец Эдит Мютель, Эмиль Пфайфер, был ординирован в церкви Св. Анны, стал пастором. Девочка на всю жизнь запомнила это богослужение, и вернулась к этому алтарю 72 года спустя, в апреле 1997 года. «Окна наглухо зашторены. Солнечные лучи не проникают через них в церковный зал. Хоры «украшены» рекламными плакатами. На месте красивого алтаря висит закрытый темным занавесом киноэкран. Люстры подтянуты под потолок. Большой орган, один из самых благозвучных в Санкт-Петербурге, исчез. Осталось одно воспоминание о пронизанной солнцем сияющей церкви. Наша красивая уютная церковь Святой Анны превращена в кинотеатр, где по ночам неистовствует диско. … Помещение стало мрачным, неуютным. … Я на коленях у алтаря, там, где коленопреклоненно стоял мой отец и давал обет служить Богу. Он сдержал слово. Я подтвердила свою веру в Бога. … Смешалось прошлое и настоящее. Маленькая пятилетняя девочка стала старушкой. Как понять пути Господа!».
В 1929-31 г.г. - пастор в Дителе/Олешне в Волжском округе. А также в Москве и Орле.
В 1923-28 г.г. был корреспондентом газеты Die Welt Post, издававшейся в Америке . Писал о ситуации в Поволжье, поскольку во время голода был представителем поволжских немецких общин и сел. Там же опубликовано несколько его стихов о пережитом голоде.
В годы служения в общине Св. Екатерины добился помощи из Германии для последних двух десятков прихожан, стариков и инвалидов. Помогал сам, чем мог. обвинение в отношении Вагнера было основано на том, что Лютеранская церковь в Советской России получала материальную помощь из-за рубежа от различных лютеранских организаций и МИДа Германии. «Именно эти финансовые потоки дали Советам повод развернуть процессы в отношении членов церкви <…> Основным мотивом для ареста моего прадеда стала именно его пасторская работа <…> Проявляя заботу о членах общины, он составил список из 24 человек, которым была нужна финансовая помощь», – пишет Александр Макеев.
Арестован в Саратове 23 августа 1931 года.
Повторно арестован в 1935 году в электричке Ленинград-Слуцк (Павловск), когда ехал к месту проживания.
Осужден за контрреволюционную деятельность на пять лет. Депортирован в Новосибирск. Последнее место пребывания – Мариинск, станция Яя, поселок Суслово. В лагере осужден повторно за помощь латышскому пастору Александру Мигле.
По официальным сведениям, умер в заключении в 1942 году, хотя 24 сентября 1937 года был приговорен к расстрелу. Предположительно похоронен в Малом Антибесе под Мариинском.
Реабилитирован по второму приговору 26 декабря 1960 года за отсутствием состава преступления. По третьему расстрельному приговору реабилитирован 12 февраля 2018 года.

12 марта 2021 года лютеранская община св. Екатерины – историческое место для пастора, Московский Государственный музей истории ГУЛАГа и Русско-немецкий Центр встреч провели совместное мероприятие – презентацию книги правнука пастора Вагнера - Александра Макеева «Сиблаг НКВД. Последние письма пастора Вагнера. Личный опыт поиска репрессированных». Книга была издана Музеем ГУЛАГа в 2019 году при содействии Посольства Германии. Ранее презентация книги уже прошла в Москве – в сентябре 2020 года.
Александр Макеев, будучи руководителем Центра документации Музея ГУЛАГа, исследовал семейную родословную на самом глубоком и исключительно профессиональном уровне, и подробно поделился опытом поиска информации, которую не так просто найти, в своей книге и во время презентации. По крупицам он собрал в архивах то, что государство предпочло бы скрыть. Процесс поиска родных, информации о них, мест захоронений, не останавливается потомками немцев, латышей, эстонцев и других национальностей на протяжении нескольких поколений. Уже правнуки и праправнуки пишут запросы в архивы и собирают данные. Поиски национальной и вероисповедной идентичности по истечении 80 лет со времен депортации не ослабевают. Депортация произошла в несколько этапов и привела к коренной трансформации ареала расселения немцев и других народов на территории бывшего СССР. Мероприятие стало частью программы Года Германии в России 2020–2021.
Автор книги прилетел из Германии, чтобы рассказать о работе над книгой о своем прадеде – пасторе Вагнере. По удивительному совпадению презентация книги в Санкт-Петербурге прошла в день рождения пастора Вагнера: он родился 12 марта 1898 года.
Из книги: «Вольдемар был осужден на 5 лет и отправлен в Западную Сибирь, в Сиблаг. Через два года когда-то регулярная переписка с родными прервалась, от него просто перестали приходить письма, а Паулина с дочерьми из Ленинграда была выслана в Казахстан. Лишь через 20 лет семья получила документ – свидетельство о смерти, где говорилось, что Вольдемар умер в лагере в 1942 году от заболевания почек. Как потом выяснилось, эти данные были намеренно искажены, – рассказал Александр Макеев во время своего выступления. – Именно такая семейная легенда была у меня на старте моего погружения в эту историю, которое я начал в 2016 году и не закончил до сих пор. Эта работа полностью перевернула мою жизнь. И, как мне кажется, всё расставила по своим правильным местам. Я понял, кто я и откуда. От этого возникает чувство, что у тебя выросли крепкие глубокие корни. И где бы я ни находился, где бы ни жил – эти корни со мной».
В церкви св. Екатерины звучали письма пастора Вагнера в исполнении актеров Академического Малого драматического театра-театра Европы: Сергея Курышева – народного артиста России, Станислава Никольского и Олега Рязанцева.
Собравшихся приветствовали нынешние пасторы общины – Антон Тихомиров и Эльвира Жейдс. Особым гостем стала д.и.н. Ирина Черказьянова – автор ряда научных работ по истории немцев в СССР. Органная музыка прозвучала в исполнении органистов церкви Григория Варшавского и Андрея Коломийцева.
На вопрос, является ли он «истинно-верующим и готов ли пожертвовать собой ради веры», Вагнер ответил: «Причисляю себя к истинно-верующим с вытекающими отсюда последствиями». Эти слова из следственного дела приводятся в книге. Семья пастора Вагнера – жена Паулина с тремя дочерьми после его ареста была без суда и следствия выслана в Казахстан. Письма пастора Вагнера к семье – живые, теплые, ободряющие, полные любви – опубликованы в новом издании. Выставка в Музее ГУЛАГа была названа строками из этих писем «Миленькая, дорогая жена!».
«Письма семье, написанные из заключения, и другие документы, обнаруженные в результате кропотливых поисков, передают очень личные ощущения от сталинского террора», – сказал в своем видеообращении к участникам ранее состоявшейся презентации в Москве и всего издательского проекта посол ФРГ в России Геза Андреас фон Гайр. Он упомянул, что одновременно со сталинскими чистками разворачивались репрессии на его родине, где «фанатичное безумие нацистов в конце концов породило Холокост и развязало войну». Говоря об ответственности немцев, помнящих этот жестокий урок истории, отдавая дань памяти жертвам репрессий во всем мире и полагая человеческое достоинство основополагающим принципом жизни Германии, дипломат подчеркнул необходимость «работы во имя долга памяти». И в этом смысле книга А. Макеева, издание которой поддержало посольство ФРГ, очень важна: «Она документирует то, что произошло, открывает возможности для примирения и иллюстрирует достоинство пастора Вагнера», судьба которого «напоминает и о тяжелой истории отношений между нашими странами».
Пастор Вагнер стал мучеником российского лютеранства, отметил пастор Шварцкопф.
У пастора Вагнера было три брата и сестра, супруга – Паулина Ивановна (урожденная Арнст) и три дочери: Фрида, Гильда и Изольда. Сегодня потомки и родственники пастора Вагнера довольно многочисленны. Брат Александр также был репрессирован, не вернулся из соликамского лагеря, умер от дистрофии. Брата Эммануила принудительно переселили в Красноярский Край, направили в трудармию. Брат Иван арестован в 1934 году, из лагеря не вернулся, умер в 1937 году от воспаления легких. Супруга была сослана в Казахстан.

 

Альфред Альфредович Приб.

Родился в 1907 году в городе Джанкой, Крым. В семье крестьян. В 1933 году закончил курсы проповедников в Ленинграде. Ординирован пастором-викарием в общине Св. Анны, комендант курсов, служил в нашей общине и церкви Св. Михаила. 8 декабря 1935 года арестован, в 1936 депортирован. Отбывал наказание в Богословлаге.

 

ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Репрессированные священнослужители Петербургского округа

В десятилетия после Октябрьской революции христиане всех церквей и конфессий, а также приверженцы других религий в Советском Союзе подверглись все возраставшим репрессиям, доходившим до открытого преследования. В истории после периодов жестокого угнетения христиане всегда собирали имена тех, кто как свидетели Господа нашего Иисуса Христа должны были страдать за свою веру, жертвуя даже жизнью. «Аугсбургское вероисповедание» 1530 г., старейшее после исповеданий древней Церкви вероучительное произведение Евангелическо-Лютеранской церкви призывает нас поминать Святых (ст. 21), к которым относятся также мученики и исповедники. Мы отдаем им честь, благодаря Бога за их жизнь и подвиг. Их верность может укреплять нашу веру, особенно когда мы видим, что и они были уязвимыми и подчас слабыми людьми, которые жили, уповая на прощение грехов, эти люди могут стать образцами для нас. Как часто в последние годы я напоминал пастору вновь основывающейся общины о его последнем предшественнике, ставшем несколько десятилетий назад мучеником. Списки мучеников показывают также, что такие судьбы были не только у духовных лиц: число простых мирян, верных членов церкви, репрессированных за веру, было гораздо больше.

Всякий раз, когда мы в нашей лютеранской церкви читаем Апостольский символ веры, мы упоминаем «общение святых». Это понятие содержит много аспектов. Святые обладают святостью, ибо они переняли частицу благодати Божьей, Евангелия, святого крещения, святого причастия, а некоторые – частицу от служения их Господа вплоть до мученичества. Так «общение святых» соединяет небо и землю, живущих сегодня и тех, кого Христос пред нами принял в вечное общение с Ним и тем самым с Богом. Мы, живущие, должны продолжать их служение в качестве свидетелей Евангелия. И я уверен: новое начало во многих общинах нашей Церкви доказывает, что молитвы наших мучеников были услышаны.

Из опубликованного здесь списка видно, как много традиций и языков было в Евангелическо-Лютеранской церкви нашего региона: финский, эстонский, латышский и, конечно же, немецкий и русский. Применительно ко всей Евангелическо-Лютеранской церкви в России мы должны были бы добавить сюда и армянский язык. Сам этот факт является предостережением для нашего времени и будущего тем более, что в судьбах многих лютеран мотивы преследования за веру и по национальному признаку были неразделимы. Но перед престолом Божьим исчезают все различия церковных и культурных традиций. В «Откровении св. Иоанна Богослова» они все вместе предстают пред престолом Божьим и поют «новую песнь» во славу Триединого Бога.

На это «общение святых» указывает и настоящее издание. Отец Владимир Сорокин (Князь-Владимирский собор), многолетний руководитель Духовной Академии в Санкт-Петербурге, начал собирать имена страстотерпцев и пригласил нас участвовать в работе по увековечению имен и судеб мучеников нашей церкви. Ответственной за мартиролог мучеников от Евангелическо-Лютеранской церкви была Т.Н. Таценко, опиравшаяся в работе на материалы М.В. Шкаровского, которые также будут опубликованы в его собственной книге. Им, а также Е.Е. Князевой я от всей души выражаю благодарность за работу. Кроме того, признательности за оказание поддержки исследований о судьбах лютеранских мучеников ХХ века заслуживает Союз Мартина Лютера (Эрланген, Германия).

Да поможет эта книга сохранить память матерей и отцов, «имена которых написаны на небесах» (Откр. 3:5; Лк. 10:20).

Д-р. Георг Кречмар,

Архиепископ


 

ПАСТОР ОКТАВ СИМОН И ЕГО СЛУЖЕНИЕ В СТРЕЛЬНЕ И ЛЕНИНГРАДЕ