Календарь на месяц

В воскресенье после Пятидесятницы евангелическая и католическая Церкви отмечают день Святой Троицы. Этот день входит в группу праздников, не привязанных ни к какому определенному событию из истории Спасения, а посвященных теме христианской веры. Еще в Древней Церкви была потребность в том, чтобы праздновать эту тайну веры - триединство Бога. Это было тесно связано со спорами о божественности Христа и борьбой с арианством.
Литургическое оформление веры в Троицу и особый праздник возникли, вероятнее всего, в бенедиктинских монастырях. В 1334 году Папа Иоанн XII ввел этот праздник официально для всей церкви. Реформаторы его сохранили. Время празднования позволяет понять этот день, как итог событий истории Спасения, которым посвящены великие праздники церковного года. Он как бы проводит догматическую черту под Рождеством (деяние Отца), Пасхой (деяние Сына) и Пятидесятницей (деяние Духа).

Не все тексты для проповеди явно выражают триединства Бога, так как его догматическое оформление произошло уже после написания всех книг Библии. Лишь троичные формулы (такие как "во имя Отца и Сына и Святого Духа) встречаются уже в Новом Завете.
Чтение из Евангелия от Иоанна 3:1-8(9-15) рассказывает о ночном посещении Иисуса Никодимом. В разговоре между ними речь идёт, в принципе, о пятидесятнической теме: "если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие". Послание к Римлянам 11:(32)33-36 прославляет неисследимую глубину Бога. Ветхозаветное чтение (Исаия 6:1-13) рассказывает о видении пророка Исаии в храме, где серафимы поют Трисвятое - исповедуют святость и славу Бога, перед которой всё сотворённое - и человек тоже - обращается в ничто (ст. 5).

Литургический цвет Троицы - белый

 

После Троицы начинается длинная череда - от 20 до 24 в зависимости от даты Пасхи - воскресений "после Троицы", просто пронумерованных и не являющихся особыми праздниками - разве что в том смысле, что любое воскресенье является маленькой Пасхой. Каждое из этих воскресений посвящено определенной теме, над которыми всегда стоит общая тема новой жизни, дарованной нам через Пасху.

В некоторых списках тема первого воскресенья после Троицы определяется как "апостолы и пророки". Однако официальное дополнение к агенде возводит в ранг темы чтение из Евангелие - рассказ о богаче и Лазаре.
Этот рассказ многогранен, и пророкам в нём отводится очень даже высокое место. Если кто-то не покаялся под влиянием Моисея и пророков, то и человек, вернувшийся с того света, не расшевелит его. Другая грань - единство любви к Богу и любви к ближнему - подхватывается в чтении из Послания: "И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего".
Теме "Моисея и пророков" (но не апостолов) соответствует ветхозаветное чтение, "Шма Исраэль", основное вероисповедание Израиля. Вводный псалом также мощно говорит о спасительной силе Божьего Слова и Закона.
Стих на неделю выхватывает некий маленький аспект из того и другого. Молитвы объединяют обе грани.
Литургический цвет этого и всех последующих воскресений после Троицы - зелёный.

 

Тема второго воскресенья после Троицы - Приглашение.

Главная суть чтения из Еванеглия на это воскресенье - в том, что раб говорит хозяину, разместив по его повелению нищих и увечных в зале пира вместо изначально приглашённых: "и еще есть место". То, что у трапезы Бога и в Его Царстве есть место нищим, увечным, хромым и слепым, людям с дорог и изгородей - вот что стоит в центре проповеди Иисуса.
Ветхозаветное чтение раскрывает это конкретно и резко: "вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко!"
Послание ставит это как бы на "правовую" основу: чужие становятся согражданами, пришельцы - своими. Да, в Церкви и сейчас осталось полно места. Бог принимает и угощает всякого, не только тех, кто изначально был приглашён. Об этом же говорят и молитвы, и гимны в этот день.

 

Этот день обрел особое значение, потому что заменил и наполнил христианским содержанием старый праздник летнего солнцестояния. Августин особенно указал на это ввиду того, что община уже не осознавала этот праздник. Примечательно и то, что днем памяти Иоанна Крестителя является день его рождения - обычно отмечается день смерти как день рождения к жизни в небесном царстве.
Обряды с огнем и обряды и поверия, связанные с растительным миром, происходят от языческого понимания дня солнцестояния. Обряды и поверия, связанные с водой, скорее связаны с деятельностью Иоанна - именно как Крестителя.
Иоанн проповедовал о Христе, и поэтому протестантская Церковь особенно ценила этот день. Он и сейчас празднуется во многих общинах.  
Иоанн был сыном священника Захарии и его жены Елизаветы (Лука 1:57-66). Возможно, после смерти пожилых родителей его воспитывали ессеи; в любом случае, он всецело жил в осознании, что скоро наступит что-нибудь новое. Через его проповедь бесчисленное количество людей пришло к покаянию; его крешение было знаком внутреннего очищения и покаяния. Но не он сам был тем новым, что должно было прийти - он должен был лишь указывать на Того, Кто Сам воплощал любящее внимание Бога к людям: "вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира" (Иоанна 1:29).  
Иоанн проповедовал покаяние и Ироду Антипе, упрекая его за брак с Иродиадой, которая приходилась ему невесткой и племянницей. За это он попал в темницу в скальной крепости Махерон. В конце Иоанн погиб (был обезглавлен) вследствие пьяного каприла царя Ирода, которым воспользовалась Иродиада (Марк 6:14-29 и параллельные места).
Литургический цвет дня Иоанна Крестителя - белый, так как Иоанн Креститель - не христианский мученик, а предтеча и таким образом - элемент событий со Христом.
Его день одновременно является в церковном году "противоположным полюсом" по отношению к Рождеству Христову.

 

Аугсбургское Исповедание (на латыни: Confessio Augustana = CA) - документ из двадцать одного артикула в первой части и семи артикулов во второй части, зачитанная импературу Карлу V на аугсбургском рейхстаге 25 июня 1530 года в качестве вероисповедания протестантских сословий (курфюрста Иоанна Саксонского, маркграфа Георга Бранденбургского, герцога Эрнста Люнебургского, ландграфа Филиппа Гессенского, а также городов Нюрнберг и Рейтлинген и князя Вольфганга Ангальтского). Семь последних артикулов посвящены тем недостаткам в Церкви, которые опознали как противоречащие Писанию.
АИ - свидетельство того, что речь шла не о написании вероисповедания новой церкви. Важны для него в первую очередь те вопросы, в которых были несогласия между принятым учением и тем, что соответствует Писанию. Таким образом, многое из того, что присуще христианам всех конфессий, вообще не упоминается.
Снчала Меланхтона просили составить АИ для саксонского курфюрста в качестве исповедания для саксонского курфюршества, но остальные подписавшиеся смогли еще присоединиться. Мартин Лютер согласился с этой версией, хотя некоторые вещи хотел бы сформулировать острее.
АИ было зачитано канцлером саксонского курфюрста на немецком языке в малом зале епископской реденции в Аугсбурге. Канцлер читал настолько громко, что толпа на лестнице и во дворе понимала каждое слово. Стало понятно, что исповедующие готовы отдать жизнь за исповедание.
Однако АИ не достигло своей цели - пересмотра учения Церковью. Наоборот, после того, как император долго нуждался в помощи протестантских князей по проблемам внешней политики, теперь начинаются боевые действия между протестантскими и римско-католическими князыми (Шмалкальденская война, начало 1546 год).
Литургический цвет дня Аугсбургского Вероисповедания - красный как цвет Святого Духа (см. Пятидесятница), но и как цвет крови мучеников, казненных на кострах и в пыточных инквизиции и в некоторых странах мира до сих пор убиваемых государственными органами за стремление быть верными Божьему Слову.

 

Третье воскресенье после Троицы в каком-то смысле представляет собой продолжение второго воскресенья после Троицы. Снова речь идёт о пире, только теперь о распростёртых объятиях, встречающих того, кто уже давно приглашён. Если доверять словам этого чтения, то мы приближаем Царство Божие не только своими молитвами и проповедями, но и своими трапезами. Потому что именно в том пире, на который отец приглашает обоих сыновей, любовь, прощение, оправдание по благодати становятся конкретными.
"Он принимает грешников и ест с ними" (ст. 2) - это самый большой и самый прекрасный упрёк, который Иисусу пришлось выслушать. Трапеза - не только образ. Иисус конкретно и телесно имеет общение с нами, "мытарями и грешниками", за Трапезой.
Притчи о "потерянном" или история о Закхее ясно подчёркивают то, что Бог это "потерянное" спасает. О том же говорит и ветхозаветное чтение, причем одновременно призывает к покаянию. Мы не можем больше ссылаться на тот незрелый виноград, который ели отцы.
А чтение из Послания проводит христолоическое определение этого: Иисус пришёл "спасти грешников".
Прекрасным образом это спасение от грехов описывается во вводном псалме: "как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши".  

 

см. также день обращения ап. Павла
Пётр получил свое имя от самого Иисуса (Матфей 16:18). Это имя - греческий перевод арамейского "Кифа" = "камень, скала". Правда, это прозвище характеризует не того Симона, который был призван в Вифсаиде вместе со своим братом Андреем, будучи рыбаком. Нет, это прозвище выражает то значение, которое жизнь этого рыбака будет иметь для раннего христианства.
Его история показывает нам нашу собственную неустойчивость: сначала он доверяет себя Господу, а как толко обращает свой взгляд на опасность, он начинает тонуть (Матфей 24:22-26 и параллели); сначала он готов скорее умереть, чем оставить Иисуса, а в следующую ночь он не справляется даже с незначительным вызовом (Матфея 26:69-75 и параллели).
Но потом, в книге Деяний Апостолов, Пётр описывается как руководитель первой общины. Он воспитает с сильной уверенностью, которую уже не так легко сломать, как тогда во дворце первосвященника (Деяния 4:8-20). Сначала он считал, что весть Евангелие обращена лишь к израильскому народу, но событие с сотником Корнилием из Кесарии показало ему, что и язычники имеют право на Евангелие. После этого Пётр выступает за это среди своих иудейских единоверцев.
Но прежде всего язычникам проповедовал Павел. Это произгшло в течение трех миссионерских путешествий за 46-56 годы.
Уже на первом миссионерском путешествии стало понятно, что Евангелие предназначено и для язычников (Деяния 13:14-52). На втором путешествие Павел и его сподвижники получают призвание в Македонию: приди и помоги нам! (Деян 16:9). Теперь Евангелие разносится по всему античному миру. На третьем путешествии Павел долго пребывает в Ефесе и надеется на возможность поехать в Рим. Но до этого ему нужно вернуться в Иерусалим, и собираясь в этот путь, он уже знает, что его там ждет арест (Деяния 20:22-23).
Несмотря на это, ссылаясь на право римского гражданина оправдываться перед императором, он попадает в Рим. Вероятно, там он претерпел мученическую смерть от меча. Неизвестно, успел ли Павел до этого посещать Испанию, как он хотел (Римлянам 15:23-24).
По преданию, Пётр тоже принял мученическую смерть в это время. Поэтому обоих поминают в один день.
Символ апостола Павла - меч, указывающий не только на его смерть, но и на силу Божьего слова, проявившуюся через него (Евреям 4:12).
Символ апостола Петра - ключ по слову Иисуса: дам тебе ключи Цартсва Небесного. (Матфей 16:19)

 

В 14 веке папа Урбан VI ввел этот церковный праздник, который уже отмечали в народе. Лютеранская Церковь сохранила этот праздник, но он был подзабыт, хотя его история занимает пространное место в Евнагелии от Луки: оно рассказывает о том, как Мария ходила в гости к своей родственнице Елизавете, единственной женщине, которой Мария могла довериться после слов ангела. В этой связи до нас дошла Песнь Марии (Лука 1:39-56).
Из слов, сказанных при этой встрече, вместе со словами ангела при благовещении возникло "Ave Maria": "Радуйся, Мария, благодати полная, Господь с Тобою, благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего Иисус". Это "ангельское приветствие" стало одной из молитв Церкви, однако было полностью отвергнуто в протестантской среде как "католическое", так как здесь недалека угроза возможного поклонения Марии наряду с Богом.  Поклоняться можно лишь триединому Богу, и протестантская Церковь права, когда крепко держится этого. Возможно, по этой причине этот день и отступил на задний план в протестантской среде.
Но отвергать по этой причине посещение Марией Елизаветы - неправильно. Мы тогда должны перепроверить свое собственное отношение к Священному Писанию. Кроме того, Ангельское Приветствие - не молитва, а обращение, и по нему мы видим, какое почитание мы можем отдавать Марии; все эти слова взяты из Священного Писания.
Литургический цвет дня посещения Марией Елизаветы - белый, так как это - праздник в честь Христа.

 

"Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд" - чтение из Евангелия явно связано с чтением на предыдущее воскресенье. Как может выглядеть такое милосердие, показывает чтение из Ветхого Завета - Бытие 50:15-21. Здесь проявил милосердие брат, принял, приютил и угостил потерянных братьев. Эта история показывает и то, что для этого ему пришлось прыгнуть выше головы. "Не бойтесь, ибо я боюсь Бога". Он не может судить братьев, потому что не может посягнуть на роль Бога - это понимание, по всей видимости, пришло к нему не сразу. Его сначала нужно достичь и принять. Если брат пытается судить брата, то это всегда грешник, судящий грешника. На это указывает и апостол Павел в чтении из Послания на это воскресенье - "сильные" и "слабые" в вере не вправе судить друг друга. А презирать - тоже значит судить.
Положительно совместную жизнь в этой общине грешников описывает стих на неделю. Мы призваны не судить, а носить бремена друг друга.